• Home
  • Статьи по медицине
  • Обоснование возможности безопасного хранения сцеженного грудного молока: международный и отечественный опыт

Обоснование возможности безопасного хранения сцеженного грудного молока: международный и отечественный опыт

By opponentadmin on 11.02.2021
0 90 Views

О.Л. Лукоянова1д.м.н., Т.Э. Боровик1, 2д.м.н., профессор, А.П. Фисенко1, д.м.н., профессор, А.В. Лазарева1, д.м.н., М.А. Басаргина1к.м.н., А.Н. Самсонова1, О.Б. Ладодо3к.м.н.

1 ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения РФ, г. Москва, Россия

2 ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения РФ (Сеченовский университет), г. Москва, Россия

3 ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства гинекологии и перинатологии имени В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения РФ, г. Москва, Россия

РЕЗЮМЕ. В настоящее время в нашей стране отсутствуют официальные рекомендации по сбору и хранению сцеженного (нативного) грудного молока (ГМ), применение которого крайне востребовано в медицинских организациях, так как позволяет значительно снизить риск инфекционной патологии и повысить распространенность грудного вскармливания (ГВ) среди больных детей. В то же время во всем мире существует многолетняя практика успешного применения этой технологии в медучреждениях неонатального профиля. В статье представлены технологии сбора, хранения и использования сцеженного материнского грудного молока, применимые как в домашних условиях, так и в медицинских учреждениях, на основе рекомендаций Международной академии медицины грудного вскармливания (АВМ), данных многочисленных зарубежных исследований, а также результатов научных работ, проведенных в ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: СЦЕЖЕННОЕ ГРУДНОЕ МОЛОКО, НАТИВНОЕ ГРУДНОЕ МОЛОКО, ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ БАНК ГРУДНОГО МОЛОКА, ЗАМОРАЖИВАНИЕ ГРУДНОГО МОЛОКА

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ: Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э., Фисенко А.П. и соавт. Обоснование возможности безопасного хранения сцеженного грудного молока: международный и отечественный опыт. Медицинский оппонент 2020; 4 (12): 32–39.

UDC 618.63

Justification for the Possibility of Safe Storage of Expressed Breast Milk: International and Domestic Experience

O.L. Lukoyanova1, T.E. Borovik1, 2, A.P. Fisenko1, A.V. Lazareva1, M.A. Basargina1, A.N. Samsonova1, O.B. Ladodo3

1 National Medical Research Center for Children’s Health of Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia

2 First Moscow State Medical University named after I.M. Sechenov, Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia

3 National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology named after Academician V.I. Kulakov of Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Moscow, Russia

SUMMARY. Currently, in our country there are no official recommendations for the collection and storage of expressed breast milk (BM), the use of which is in great demand in medical organizations, since it can significantly reduce the risk of infectious diseases and increase the prevalence of breastfeeding (BF) among sick children. At the same time, all over the world there is a long-term practice of successful application of this technology in neonatal medical facilities. The article presents technologies for the collection, storage and use of expressed breast milk, applicable both at home and in medical institutions, based on the recommendations of the International Academy of Breastfeeding Medicine, data from numerous foreign studies, as well as the results of scientific works carried out in FGAU «National Medical Research Center of Children’s Health» of the Ministry of Health of Russia.

KEYWORDSEXPRESSED BREAST MILK, INDIVIDUAL BREAST MILK BANK, BREAST MILK FREEZING

FOR CITATION: Lukoyanova O.L., Borovik T.E., Fisenko A.P. et al. Justification for the possibility of safe storage of expressed breast milk: international and domestic experience. Meditsinskiy opponent Medical opponent 2020; 4 (12): 32–39.

Введение

Многочисленные исследования подтверждают бесспорное биологическое преимущество и принципиальную незаменимость грудного вскармливания для оптимального роста и развития человека в течение всей его жизни [1, 2]. Своевременное обеспечение любого новорожденного ребенка грудным молоком позволит облегчить течение адаптационных процессов в период новорожденности и в дальнейшем снизить риск развития ряда заболеваний [3, 4].

Несмотря на новейшие достижения медицинской науки и практики, летальность недоношенных детей остается высокой. Одним из ведущих путей снижения смертности, профилактики инвалидизации и отсроченных нарушений у недоношенных, включая уменьшение рисков инфекционных и неинфекционных заболеваний, является как можно более раннее обеспечение их грудным молоком — самым оптимальным и физиологичным видом питания [5]. Возможна организация успешного грудного вскармливания и у младенцев с перинатальным поражением центральной нервной системы [6].

Особо актуально проведение ГВ на этапе пребывания ребенка в отделении реанимации или в палате интенсивной терапии, в том числе после перенесенных оперативных вмешательств. При последующем переводе такого младенца в палату совместного пребывания с матерью кормление сцеженным грудным молоком с постепенным восстановлением ГВ является задачей первостепенной важности.

Известно, что многие патологические состояния у новорожденных детей, в первую очередь у недоношенных, обуславливают необходимость полного, частичного или временного отказа от ГВ с переходом на питание сцеженным материнским молоком.

Медицинскими показаниями для кормления ребенка сцеженным ГМ являются [7]:

 тяжелое состояние новорожденного;

 гестационный возраст менее 32 недель;

 отдельные врожденные пороки развития челюстно-лицевого аппарата;

 отдельные заболевания и врожденные пороки сердца (с недостаточностью кровообращения второй степени и более);

 затянувшаяся гипербилирубинемия (более трех недель), связанная с составом грудного молока, когда уровень билирубина превышает 250 мкмоль/л. При этом с лечебно-диагностической целью возможно кормление ребенка сцеженным пастеризованным ГМ в течение одних — трех суток;

 болезни младенца, связанные с нарушением аминокислотного обмена (фенилкетонурия, тирозинемия, болезнь кленового сиропа, другие аминоацидопатии и органические ацидурии), когда сцеженное молоко используется в сочетании со специализированным лечебным продуктом и строго дозируется.

Другими причинами полного или частичного перехода на кормление сцеженным ГМ могут стать выход матери на работу/учебу, некоторые инфекционные заболевания и такие возникшие трудности при кормлении, как плоские или втянутые соски, их болезненность при сосании или наличие трещин, а также ребенок, который вяло сосет грудь.

Во всем мире метод кормления детей сцеженным материнским молоком, хранящимся при низких температурах и не подвергающимся пастеризации, широко используется в практике выхаживания больных новорожденных, в том числе появившихся на свет преждевременно [8].

В нашей стране такая технология индивидуального банка молока успешно применяется в ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России с 2014 года. Ее безопасность и эффективность доказана рядом проведенных в этом центре научных исследований [9, 10, 11, 12, 13, 14, 15].

С 2016 года организация индивидуального банка ГМ в перинатальном центре ГБУЗ МО «Мытищинская городская клиническая больница» привела к снижению частоты развития ретинопатии у недоношенных, повышению толерантности к питанию, сокращению случаев мастита у кормящих грудью женщин [16].

В настоящее время, согласно существующим нормативным документам в Российской Федерации, в случае отсроченного кормления ребенка сцеженным материнским молоком оно должно подвергнуться обязательной пастеризации. Это значительно снижает его пищевую и биологическую ценность [17]. В то время как оптимальным вариантом в этих случаях может быть кормление сцеженным (нативным) материнским молоком, не подвергающимся никакой специальной обработке, но хранящимся при определенных условиях. По пищевой, биологической ценности такое питание практически не отличается от естественного вскармливания из груди матери и является достойной альтернативой при невозможности его организации, прежде всего по медицинским показаниям.

Влияние замораживания на питательные, биологические свойства и микробиологическую безопасность грудного молока

Замороженное грудное молоко лишь незначительно уступает нативному по пищевой и биологической ценности.

Исследования показали, что замораживание практически не оказывает влияния на содержание в ГМ белка и лактозы в течение первых двух месяцев хранения. Однако оно приводит к незначительному снижению этих показателей через три месяца хранения. Замораживание ГМ способствует сокращению в нем уровня жира уже на седьмой день с продолжением его уменьшения в процессе хранения (вне зависимости от вида контейнера) [18].

Данные исследования также подтвердили, что через три месяца от начала хранения молока в замороженном виде в нем достоверно снижается количество жира, белка, углеводов, а также энергетическая ценность (преимущественно за счет «потери» жира) [19, 20].

Не отмечено влияния замораживания на уровень биотина, ниацина, фолиевой кислоты [21].

Жирорастворимые витамины сохраняют свою стабильность в замороженном виде, а витамин С значительно разрушается уже через месяц, если хранить молоко в холодильнике при температуре минус 18–20 °С (до 70–100 %) [22, 23].

Показано, что хранение ГМ в замороженном виде в течение трех месяцев практически не влияет на содержание таких биологически активных веществ, как sIgA, лизоцим, ТGFβ-1, а также на уровни фосфора, магния, калия и кальция [11].

Выявлено, что низкие температуры не воздействуют на активность в молоке липазы и на уровни длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот [21, 24, 25].

Хранение ГМ в замороженном виде (минус 20 °С) в течение 3–6 месяцев не отражается на концентрации в нем ряда цитокинов (ФНО-α, ИЛ-8, ИЛ-10, ИЛ-18) [26]. Низкий температурный режим не оказывает значимого влияния и на уровень олигосахаридов [27].

В процессе хранения ГМ выявлено снижение антиоксидантной активности — как при замораживании, так и при хранении более 48 часов в холодильнике [28]. Показано, что через три месяца в замороженном молоке значительно снижается уровень лактоферрина и бактерицидной активности [29, 30].

Зарубежные исследования подтверждают лучшую сохранность биологических свойств ГМ, включая его бактерицидную активность, при температуре минус 80 °C [31].

Сводные данные о степени сохранности некоторых компонентов грудного молока после его хранения в замороженном виде в течение трех месяцев при температуре минус 18–20 °С представлены в табл. 1.

Что касается микробиологической безопасности ГМ, хранимого при разных температурных режимах, то исследования показали, что его охлаждение и замораживание при правильном сборе и хранении не приводит к увеличению в нем количества условно-патогенных микроорганизмов (УПМ) [32, 33].

Немногочисленные работы отечественных ученых тоже подтвердили отсутствие роста микроорганизмов в сцеженном грудном молоке при условии соблюдения всех правил [11, 14].

Так, в ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России в 2017–2019 годах было проведено исследование с целью изучить влияние различных температурных режимов на степень микробного роста в 840 пробах сцеженного ГМ у кормящих грудью женщин, госпитализированных в отделение патологии новорожденных детей [14]. Исходно у 66 % матерей в нативном молоке было выявлено увеличение количества условно-патогенные бактерий в клинически незначимых количествах. Среди них преобладал ростS. Epidermidis (55 %), что могло быть результатом контаминации с рук женщины при сцеживании ГМ. В единичных случаях в пробах грудного молока определяли увеличение числа таких микроорганизмов, как S. aureus, Klebsiella spp., E. coli, Enterococcus spp., S. haemolyticus/hominis, A. pittii, S. anginosus, A. baumannii, Kocuria kristinae, Corynebacterium spp., A. junii, S. maltophilia, которые относятся к группе УПМ, распространенных повсеместно и живущих в окружающей среде. Они обитают на коже, слизистых оболочках, в кишечнике. Эти бактерии, высеваемые в невысоких титрах, не имеют какой-либо клинической значимости.

При оценке различных температурных режимов учеными в данном исследовании была показана высокая степень микробиологической безопасности сцеженного материнского молока, хранимого в специальных пластиковых контейнерах в течение трех часов при комнатной температуре (плюс 23 °C), в течение суток в холодильной камере (плюс 4–6 °С), в течение месяца в морозильной камере (минус 18 °С). При этом соблюдались принятые правила сбора, замораживания и размораживания ГМ. Большую практическую ценность проведенного исследования имел тот факт, что ни в одном образце грудного молока в процессе его хранения не было зарегистрировано роста УПМ. Более того, со временем наблюдалось снижение общего числа бактерий (p = 0,012) и S. epidermidis (р = 0,001) при хранении сцеженного ГМ в течение 24 часов в холодильной камере (плюс 4–6 °С), а также S. epidermidis — при замораживании молока в течение месяца при температуре минус 18 °С (p = 0,033) [14].

Несмотря на существующие исследования, показывающие возможность безопасного хранения нативного ГМ в холодильнике до четырех — восьми суток [33], а в замороженном виде — до 6–12 месяцев [34], маловероятно, что подобные сроки будут иметь большой практический смысл как в медицинских учреждениях, так и в домашних условиях, учитывая постепенное снижение нутритивной и биологической ценности грудного молока при таких условиях.

Технологические возможности сцеживания и сбора грудного молока

Наличие современных технологических возможностей для сбора грудного молока — молокоотсосов, контейнеров и пакетов — позволяет создавать за­пасы ГМ (индивидуальные банки) и в домашних условиях, и в лечебно-профилактических учреждениях родовспоможения и детства. В случае раздельного пребывания матери и новорожденного или невозможности прикладывания младенца к груди мать следует обучать технике ручного или аппаратного сцеживания. Это нужно начинать делать в первый час после появления на свет ребенка в случае естественных родов и в течение первых шести часов после оперативного родоразрешения.

При вскармливании младенца сцеженным ГМ для сохранения лактации необходимо регулярное и максимально полное сцеживание молока из двух молочных желез. Это следует делать каждые 3−3,5 часа, в том числе и в ночное время.

Исследования, проведенные в ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России, показали, что регулярное сцеживание грудного молока в ранний лактационный период с помощью ручных индивидуальных молокоотсосов представляет собой эффективную меру по поддержке, стимуляции и сохранению лактации длительное время в случаях невозможности прикладывания новорожденного к груди матери [12, 15, 35, 36].

У женщины, решившей кормить своего ребенка сцеженным ГМ, должны отсутствовать венерические болезни, острые кишечные инфекции, мастит и/или острые заболевания кожи в области груди и грудной клетки, вредные привычки (наркомания, употребление алкоголя, курение). Им нельзя принимать лекарственные средства, несовместимые с грудным вскармливанием. Из питания должны быть исключены продукты, имеющие резкий запах или вызывающие метеоризм.

Учитывая вышесказанное, можно выделить основные моменты и особенности, связанные с хранением и использованием сцеженного грудного молока (на основании протокола Международной академии медицины грудного вскармливания) [37, 38].

Допустимое и безопасное время хранения грудного молока от момента сцеживания:

— при комнатной температуре (плюс 25–27 °C) — 4 часа;

— в холодильнике у задней стенки (плюс 4–6 °С) — 24 часа;

— в морозильной камере (минус 20–28 °С) — не более 3 месяцев.

Перед замораживанием сцеженное ГМ должно быть предварительно охлаждено в течение получаса при температуре плюс 4 (±2) °С.

Расширение молока в процессе замораживания. При заполнении контейнера молоком в его верхней части должно быть оставлено место, чтобы обеспечить его расширение при замерзании. Хранение ГМ небольшими порциями, например по 60–120 мл, является удобным для его дальнейшего использования.

Смешивание молока. Индивидуальные промаркированные емкости со сцеженным охлажденным ГМ, хранящиеся в холодильнике, допускается дополнять до объема не более 150 мл предварительно охлажденными новыми порциями сцеженного ГМ. Не следует добавлять теплое свежесцеженное грудное молоко к уже охлажденному или замороженному.

При наличии у матери возможности сцеживать ГМ несколько раз в сутки дополнять его новыми порциями можно в течение 24 часов с момента сцеживания первой порции. Рекомендуемая кратность добавления молока в одну и ту же емкость — не более пяти раз за 24 часа. Такое ГМ допускается замораживать при температуре минус 18–20 °С.

Место хранения. В домашних условиях емкости со сцеженным грудным молоком можно хранить в бытовом холодильнике вместе с продуктами питания при условии маркировки контейнеров с подписанием даты сцеживания.

В медицинских организациях хранение сцеженного ГМ следует осуществлять в отдельном холодильнике, выделенном только для этих целей. На контейнерах должна быть маркировка с фамилией и инициалами матери, датой и временем сцеживания.

Размораживание сцеженного грудного молока. Для медленного размораживания следует поместить емкости с молоком в холодильник (при температуре плюс 4 (±2) °С) до полного оттаивания с последующим его доведением до температуры кормления путем помещения емкости с ГМ в теплую проточную воду (плюс 37–40 °С) на 20 минут.

Важно, чтобы температура воды для подогрева молока была не выше плюс 37–40 °С, так как уже при 37 °С жир достигает точки плавления, переходя из твердого состояния в жидкое. Это повышает адгезию жира к стенкам контейнера и вызывает его большую потерю. Перегрев ГМ не только снижает содержание в нем жира, но и приводит к денатурации и инактивации биологически активных веществ.

Для быстрого размораживания емкость с молоком можно сразу поставить в теплую проточную воду (при температуре плюс 37–40 °С).

Медленное размораживание ГМ в холодильнике приводит к меньшей потере жира по сравнению с быстрым оттаиванием в теплой воде [37, 40, 41].

Для быстрого размораживания или подогрева грудного молока возможно использовать микроволновую печь и емкости, совместимые с ними в режиме подогрева пищевых продуктов. Но это только при условии периодического встряхивания емкости с ГМ с целью его равномерного прогревания. Подогрев в микроволновой печи несколько снижает количество секреторного IgA и антибактериальную активность грудного молока, но в меньшей степени, чем пастеризация [39, 40].

Использование размороженного молока:

— размороженное и подогретое ГМ следует сразу употребить для кормления ребенка;

— размороженное молоко не надо хранить при комнатной температуре более двух часов [40];

— не подвергавшееся подогреванию размороженное ГМ допускается держать и дальше в холодильнике при температуре плюс 4–6 °C не более 24 часов с момента размораживания;

— неиспользованное для кормления ребенка размороженное молоко повторному замораживанию не подлежит и должно быть утилизировано в течение 24 часов с момента размораживания;

— недопитое ГМ следует вылить в течение 1–2 часов после завершенного кормления.

При использовании обогатителя грудного молока его добавляют к сцеженному непосредственно перед кормлением ребенка.

Выводы

Важно отметить, что представленные материалы частично нашли свое отражение в методических рекомендациях «Программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни» (2019), одобренных Минздравом России для внедрения в лечебные учреждения РФ [7]. Дальнейшее продвижение технологии безопасного хранения и использования сцеженного грудного молока будет содействовать распространению культуры и практики ГВ здорового и больного ребенка, профилактике внутрибольничных инфекций и повышению качества оказания медицинской помощи детскому населению.

Литература/References

  1. Lawrence A., Lawrence R.M. Breastfeeding: A guide for the medical profession, 8th edition. Philadelphia, PA: Elsevier, 2015. 992 p.
  2. Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э. Нутритивная эпигенетика и эпигенетические эффекты грудного молока. Вопросы питания 2015; 5 (84): 4–15. [Lukoyanova O.L., Borovik T.E. Nutritional epigenetics and epigenetic effects of breast milk. Nutrition 2015; 5 (84): 4–15. (In Russ.)].
  3. WHO. Protecting, promoting and supporting breastfeeding in facilities providing maternity and newborn services. Geneva: WHO, 2017: 120.
  4. Implementation of the Baby-friendly Hospital Initiative in industrialized countries. Summary of reports by country coordinators/focal points. Geneva: WHO, 2008: 35.
  5. Скворцова В.А., Боровик Т.Э., Нетребенко О.К. и др. Роль грудного молока в питании и выхаживании недоношенного ребенка. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского 2015; 5 (94): 81–89. [Skvortsova V.A., Borovik T.E., Netrebenko O.K. et al. The role of breast milk in nutrition and nursing of a premature baby. Pediatrics. Journal named after G.N. Speransky 2015; 5 (94): 81–89. (In Russ.)].
  6. Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э., Яцык Г.В. и др. Возможности организации грудного вскармливания детям с перинатальной патологией центральной нервной системы. Вопросы современной педиатрии 2012; 1 (11): 83–90. [Lukoyanova O.L., Borovik T.E., Yatsyk G.V. et al. Possibilities of organizing breastfeeding for children with perinatal pathology of the central nervous system. Questions of modern pediatrics 2012; 1 (11): 83–90. (In Russ.)].
  7. Программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации: методические рекомендации. ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России. М.: 2019. 112 с. [Program for optimization of feeding the children of the first year of life in the Russian Federation: guidelines. FSAU «National Medical Research Center of Children›s Health» of the Ministry of Health of Russia. M.: 2019. 112 p. (In Russ.)].
  8. Jones F. Best practice for expressing, storing and handling human milk in hospitals, homes and child care settings, second edition. The Human Milk Banking Association of NorthAmerica (HMBANA), 2011.
  9. Лукоянова О.Л. Научное обоснование и разработка новых технологий организации и поддержки грудного вскармливания: Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. докт. мед. наук. М., 2016: 45. [Lukoyanova O.L. Scientific substantiation and development of new technologies for organizing and supporting breastfeeding: Abstract of a dissertation for the degree of Doctor of Medical Sciences. M., 2016: 45 p. (In Russ.)].
  10. Лукоянова О.Л. Сцеженное материнское молоко: за и против. Вопросы современной педиатрии 2010; 2 (9): 70–73. [Lukoyanova O.L. Expressed breast milk: pros and cons. Questions of modern pediatrics 2010; 2 (9): 70–73. (In Russ.)].
  11. Лукоянова О.Л. Боровик Т.Э., Беляева И.А. и др. Влияние замораживания и длительности хранения сцеженного грудного молока на его пищевую, биологическую ценность и микробиологическую безопасность. Вопросы современной педиатрии 2011; 1 (10): 28–33. [Lukoyanova O.L. Borovik T.E., Belyaeva I.A. et al. The effect of freezing and storage duration of expressed breast milk on its nutritional, biological value and microbiological safety. Questions of modern pediatrics 2011; 1 (10): 28–33. (In Russ.)].
  12. Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э., Беляева И.А. и др. Применение современных технологических приемов для сохранения успешного грудного вскармливания. Вопросы современной педиатрии 2012; 5 (11): 113–117. [Lukoyanova O.L., Borovik T.E., Belyaeva I.A., et al. The use of modern technological methods to maintain successful breastfeeding. Questions of modern pediatrics 2012; 5 (11): 113–117. (In Russ.)].
  13. Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э., Яцык Г.В. и др. Создание индивидуального «банка» грудного молока: потребности и возможности. Вопросы современной педиатрии 2014; 2 (13): 101–106. [Lukoyanova O.L., Borovik T.E., Yatsyk G.V. et al. Creation of an individual «bank» of breast milk: needs and opportunities. Issues of modern pediatrics 2014; 2 (13): 101–106. (In Russ.)].
  14. Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э., Потехина Т.В. и др. Оценка микробиологической безопасности сцеженного материнского и донорского грудного молока. Педиатрия 2019; 5 (98): 102–109. [Lukoyanova O.L., Borovik T.E., Potekhina T.V. et al. Assessment of microbiological safety of expressed mother and donor breast milk. Pediatrics 2019; 5 (98): 102–109. (In Russ.)].
  15. Fewtrell M., Kennedy K., Lukoyanova O. et al. Short‐term efficacy of two breast pumps and impacton breastfeeding outcomes at 6 months in exclusivelybreastfeeding mothers: a randomised trial. Matern. Child Nutr. 2019; 15:e12779.
  16. Захарова Н.И., Янин В.А., Малютина Л.В. и др. Опыт организации индивидуального банка грудного молока в перинатальном центре. Российский вестник перинатологии и педиатрии 2019; 4 (64): 99–104. [Zakharova N.I., Yanin V.A., Malyutina L.V. et al. Experience of organizing an individual breast milk bank in the perinatal center. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics 2019; 4 (64): 99–104. (In Russ.)].
  17. Санитарно-эпидемиологические требования к медицинским организациям. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы. СанПиН 2.1.3.–14. (зарегистрировано Минюстом России 09.08.2010; № 18094). [Sanitary and Epidemiological Requirements for Medical Organizations. Sanitary and Epidemiological Rules and Regulations. SanPiN 2.1.3.–14. (registered by the Ministry of Justice of Russia on 09.08.2010; No. 18094). (In Russ.)].
  18. Chang Y.-C., Chen C.-H., Lin M.-C. The macronutrients in human milk change after storage in various containers. Pediatr. Neonatol. 2012; 53: 205–209.
  19. García-Lara N.R., Escuder-Vieco D., Pallás-Alonso C. Effect of freezing time on macronutrients and energy, content of breastmilk. Breastfeeding Medicine 2012; 7 (4): 295–30.
  20. García-Lara N.R., Escuder-Vieco D., García-Algar O. Effect of freezing time on macronutrients and energy content of breastmilk. Breastfeed. Med. 2012; 7: 295–301.
  21. Friend B.A., Shahani K.M., Long C A. et al. The effect of processing and storage on key enzymes, B vitamins, and lipids of mature human milk. I. Evaluation of fresh samples and effects of freezing and frozen storage. Pediatr. Res. 1983; 17 (1): 61–64.
  22. Romeu-Nadal M., Castellote A., Lopez-Sabater M. Effect of cold storage on vitamins C and E and fatty acids in human milk. Food Chem. 2008; 106: 65–70.
  23. Buss I., McGill F., Darlow B. Vitamin C is reduced in human milk after storage. Acta Paediatr. 2001; 90: 813–815.
  24. Berkow S.E., Freed L.M., Hamosh M. et al. Lipases and lipids in human milk: effect of freeze-thowing and storage. Pediatr. Res. 1984; 18 (12): 1257–1262.
  25. Bertino E., Giribaldi M., Baro C. et al. Effect of prolonged refrigeration on the lipid profile, lipase activity, and oxidative status of human milk. J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2013; 56 (4): 390–6.
  26. Кондратьева Е.И., Хапачева Д.Э., Тлиф А.И. и др. Иммуногенные факторы грудного молока при его длительном хранении в условиях низких температур. Вопросы современной педиатрии 2013; 1 (12): 172–176. [Kondratyeva E.I., Khapacheva D.E., Tlif A.I. et al. Immunogenic factors of breast milk during its long-term storage at low temperatures. Issues of modern pediatrics 2013; 1 (12): 172–176. (In Russ.)].
  27. Vos A.P., Rabet L.M., Stahl B. Иммуномодулирующие свойства и возможные механизмы действия неперевариваемых углеводов. Педиатрия 2008; 3 (87): 110–115.
  28. Hanna N., Ahmed K., Anwar M. et al. Effect of storage on breast milk antioxidant activity. Arch. Dis. Child. Fetal. Neonatal. 2004; 89 (6): 518–520.
  29. Rollo D.E., Radmacher P.G., Turcu R.M. et al. Stability of lactoferrin in stored human milk. J. Perinatol. 2014; 34: 284–286.
  30. Raoof N.A., Adamkin D.H., Radmacher P.G. et al. Comparison of lactoferrin activity in fresh and stored human milk. J. Perinatol. 2016; 36: 207–209.
  31. Takci S., Gulmez D., Yigit S. et al. Effects of freezing on the bactericidal activity of human milk. J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2012; 55: 146–149.
  32. Igumbor E., Mukura R., Makandiramba B. et al. Storage of breast milk: Effect of temperature and storage duration on microbial growth. Cent. Afr. J. Med. 2000; 46: 247–251.
  33. Ajusi J., Onyango F., Mutanda L., Wamola I. Bacteriology of unheated expressed breastmilk stored at room temperature. East Afr. Med. J. 1989; 66: 381–387.
  34. Slutzah M., Codipilly C., Potak D. et al. Refrigerator storage of expressed human milk in the neonatal intensive care unit. J. Pediatr. 2010; 156: 26–28.
  35. Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э., Намазова-Баранова Л.С. и др. Способ поддержки лактации у кормящих женщин в неонатальном стационаре. Патент на изобретение РФ: RUS № 2555388 от 17.07.2014. Официальный бюллетень Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам 2015; 19: 1–9. [Lukoyanova O.L., Borovik T.E., Namazova-Baranova L.S. et al. A method of supporting lactation in nursing women in a neonatal hospital. Patent for invention: RUS No. 2555388 dated 17.07.2014. Official Bulletin of the Federal Service for Intellectual Property, Patents and Trademarks 2015; 19: 1–9. (In Russ.)].
  36. Лукоянова О.Л., Камзолова С.В. Грудное вскармливание — мировая политика. Медицинский оппонент 2019; 4 (8): 12–18. [Lukoyanova O.L., Kamzolova S.V. Breastfeeding is a world politics. Meditsinskiy opponent = Medical opponent 2019; 4 (8): 12–18. (In Russ.)].
  37. ABM Clinical Protocol #8: human milk storage information for home use for full-term infants, revised 2017. Breastfeeding Med. 2017; 12 (7): 390–395.
  38. Лукоянова О.Л., Боровик Т.Э. Кормление сцеженным грудным молоком как осознанная необходимость. Медицинский оппонент 2020; 1 (9): 21–28. [Lukoyanova O.L., Borovik T.E. Expressed breast milk feeding as a сonscious need. Meditsinskiy opponent = Medical opponent 2020; 1 (9): 21–28. (In Russ.)].
  39. Thatrimontrichai A., Janjindamai W., Puwanant M. Fat loss in thawed breast milk: сomparison between refrigerator and warm water. Indian Pediatr. 2012; 49: 877–880.
  40. Sigman M., Burke K., Swarner O. et al. Effects of micro-waving human milk: changes in IgA content and bacterial count. J. Am. Diet. Assoc. 1989; 89: 690–692.
  41. Levchenko A., Lukoyanova O., Borovik T. et al. The novel technique of microwave heating of infant formulas and human milk with direct temperature monitoring. J. Biol. Regul. Homeost. Agents 2017; 31 (2): 353–357.
  42. Sandgruber S., Much D., Amann-Gassner U. et al. Sensory and molecular characterisation of the protective effect of storage at −80 °C on the odour profiles of human milk. Food Chem. 2012; 130: 236–242.

Вклад авторов. О.Л. Лукоянова, Т.Э. Боровик, А.П. Фисенко, А.В. Лазарева, М.А. Басаргина, А.Н. Самсонова, О.Б. Ладодоконцепция и дизайн исследования, обзор публикаций по теме статьи, сбор и обработка материала, статистическая обработка данных, написание текста рукописи.

Authors contributions. O.L. Lukoyanova, T.E. Borovik, A.P. Fisenko, A.V. Lazareva, M.A. Basargina, A.N. Samsonova, O.B. Ladodo: concept and design of the study, review of publications on the topic of the article, collection and processing of material, statistical data analysis, paper writing.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interest. The authors declare no conflict of interest.

ФинансированиеИсследование проведено без спонсорской поддержки.

Financing. The study was performed without external funding.

Статья поступила: 04.12.2020.

Принята к публикации: 08.12.2020.

Article received: 04.12.2020.

Accepted for publication: 08.12.2020.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Лукоянова Ольга Леонидовна, д.м.н., старший научный сотрудник отделения питания здорового и больного ребенка ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения РФ. Адрес: 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, 2, стр. 1. Телефон: +7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Боровик Татьяна Эдуардовна, д.м.н., профессор, руководитель отделения питания здорового и больного ребенка ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения РФ; профессор кафедры педиатрии и детской ревматологии педиатрического факультета ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения РФ (Сеченовский университет). Адрес: 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, 2, стр. 1. Телефон: +7 (495) 967-14-20
E-mail: 
info@nczd.ru. ORCID: 0000-0002-0603-3394.

Фисенко Андрей Петрович, д.м.н., профессор, директор ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения РФ.
Адрес: 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, 2, стр. 1. Телефон: 
+7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Лазарева Анна Валерьевна, д.м.н., заведующая лабораторией микробиологии ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения РФ. Адрес: 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, 2, стр. 1. Телефон: +7 (495) 967-14-20.
E-mail: 
info@nczd.ru.

Басаргина Милана Александровна, к.м.н., заведующая отделением патологии новорожденных детей ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения РФ.
Адрес: 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, 2, стр. 1. Телефон: 
+7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Самсонова Анисья Николаевна, врач-педиатр ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Министерства здравоохранения РФ.
Адрес: 119991, г
. Москва, Ломоносовский проспект, 2, стр. 1. Телефон: +7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Ладодо Ольга Борисовна, к.м.н., руководитель Национального координирующего центра по поддержке грудного вскармливания ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения РФ. Адрес: 117997, г. Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: +7 (495) 531-44-44.
E-mail: 
info@oparina4.ru.

AUTHORS INFORMATION

Lukoyanova Olga Leonidovna, PhD, Senior Researcher at the Department of Nutrition for Healthy and Sick Child, Federal State Autonomous Institution «National Medical Research Center for Children’s Health» of the Ministry of Health of the Russian Federation. Address: 119991, Moscow, 2, Lomonosovsky Prospect, bld. 1. Phone: +7 (495) 967-14-20.
E-mail: info@nczd.ru.

Borovik Tatyana Eduardovna, PhD, professor, Nutrition Department of a Healthy and Sick Child at the Federal State Autonomous Institution «National Medical Research Center for Children’s Health» of the Ministry of Health of the Russian Federation; professor of the Department of Pediatrics and Pediatric Rheumatology of the Pediatric Faculty at the First Moscow State Medical University named after I.M. Sechenov. Address: 119991, Moscow, 2, Lomonosovsky Prospekt, bld. 1. Phone: +7 (495) 967-14-20. E-mail: onchu@nczd.ru.
ORCID: 0000-0002-0603-3394.

Fisenko Andrey Petrovich, PhD, Professor, Director of the Federal State Autonomous Institution «National Medical Research Center for Children’s Health» of the Ministry of Health of the Russian Federation. Address: 119991, Moscow, 2, Lomonosovsky Prospekt, bld. 1. Phone: +7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Lazareva Anna Valerievna, PhD, Head of the Microbiology Laboratory of the Federal State Autonomous Institution «National Medical Research Center for Children’s Health» of the Ministry of Health of the Russian Federation. Address: 119991, Moscow, 2, Lomonosovsky Prospect, bld. 1.
Phone: +7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Basargina Milana Alexandrovna, PhD, Head of the Department of Pathology of Newborn Children, Federal State Autonomous Institution «National Medical Research Center for Children’s Health» of the Ministry of Health of the Russian Federation Address: 119991, Moscow, 2, Lomonosovsky Prospect, bld. 1. Phone: +7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Samsonova Anisya Nikolaevna, pediatrician, National Medical Research Center for Children’s Health, Ministry of Health of the Russian Federation. Address: 119991, Moscow, 2, Lomonosovsky Prospect, bld. 1.
Phone: +7 (495) 967-14-20. E-mail: info@nczd.ru.

Ladodo Olga Borisovna, PhD, Head of the National Coordinating Center on Breastfeeding Support of the Federal State Budgetary Institution «National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology named after Academician V.I. Kulakov» of the Ministry of Health of the Russian Federation. Address: 117997, Moscow, 4, Academica Oparina St. Phone: +7 (495) 531-44-44. E-mail: info@oparina4.ru.