COVID-19 у госпитализированных детей: клинико-лабораторные особенности

By opponentadmin on 11.02.2021
0 158 Views

Е.В. Мелехина1д.м.н., доцент, С.В. Николаева1к.м.н., А.Д. Музыка1к.м.н., Ж.Б. Понежева1д.м.н., А.С. Ильинская2, А.С. Акопян2, А.И. Крапивкин2, д.м.н., А.А. Корсунский2д.м.н., профессор, А.В. Горелов13д.м.н., профессор

1 ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора, г. Москва, Россия

2 ГБУЗ «Детская городская клиническая больница № 9 имени Г.Н. Сперанского Департамента здравоохранения города Москвы», г. Москва, Россия

3 ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения РФ (Сеченовский университет), г. Москва, Россия

РЕЗЮМЕ. В статье представлено исследование, проведенное с целью выявления основных клинических признаков COVID-19, которые позволяют дифференцировать коронавирус и сезонные острые респираторные инфекции (ОРИ) у детей в начальном периоде болезни при госпитализации.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: COVID-19, СОЧЕТАННЫЕ ИНФЕКЦИИ, РЕСПИРАТОРНЫЕ ВИРУСЫ, ДЕТИ

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ: Мелехина Е.В., Николаева С.В., Музыка А.Д. и соавт. COVID-19 у госпитализированных детей: клинико-лабораторные особенности. Медицинский оппонент 2020; 4 (12): 24–31.

UDC 578.834.1

COVID-19 in Hospitalized Children: Clinical and Laboratory Features

E.V. Melekhina1, S.V. Nikolaeva1, A.D. Muzyka1, Zh.B. Ponezheva1, A.S. Ilyinskaya2, A.S. Akopyan2, A.I. Krapivkin2, A.A. Korsunsky2, A.V. Gorelov1, 3

1 Central Research Institute of Epidemiology of Rospotrebnadzor of the Russian Federation, Moscow, Russia

2 Moscow state budgetary healthcare institution Children’s City Clinical Hospital No. 9 named after G.N. Speransky, Moscow City Health Department , Moscow, Russia

3 First Moscow State Medical University named after I.M. Sechenov, Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia

SUMMARY. The article presents a study conducted in order to identify the main clinical signs of COVID-19, which make it possible to differentiate between COVID-19 and seasonal ARI in children in the initial period of the disease during hospitalization.

KEYWORDS: COVID-19, COMBINED INFECTIONS, RESPIRATORY VIRUSES, CHILDREN

FOR CITATION: Melekhina E.V., Nikolaeva S.V., Muzyka A.D. et al. COVID-19 in hospitalized children: clinical and laboratory features. Meditsinskiy opponent = Medical opponent 2020; 4 (12): 24–31.

Введение

Коронавирусы относятся к семейству Coronaviridae, порядку Nidovirales и являются одноцепочечными РНКвирусамиВпервые описаны в 1965 году D. Tyrrell и M. Bynoe. Ученые выделили коронавирус от больного острой респираторной инфекцией. Полномасштабное изучение этого респираторного патогена началось в начале ХХI века благодаря развитию новых лабораторно-диагностических методов, таких как полимеразная цепная реакция (ПЦР). В настоящее время достаточно хорошо изучены коронавирусы HCoV-HKU1, HCoV-OC43 и HCoV-NL63. Они способны вызывать типичную клиническую картину ОРИ с поражением верхних дыхательных путей (ВДП) и развитием ринита (по данным ряда авторов, в 36,6 % случаев), фарингита (30 %), ларингита (3,3 %), отита (13,3 %), а также нижних дыхательных путей (НДП) с развитием бронхита (16,6 %), в тяжелых случаях — пневмонии и бронхиолита [1]. Еще три новых штамма коронавирусов, приводящих к болезням у людей, о­ткрыты
сравнительно недавно. Это коронавирусы тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV) (ТОРС), ближневосточного респираторного синдрома (MERS-CoV) и новый коронавирус SARS-CoV-2 (открыт в конце 2019 года), вызывающий COVID-19.

SARS-CoV впервые проявился в 2002–2003 годах в провинции Гуандун (Китай) и достаточно быстро распространился по миру. Известно о более 8 000 заболевших в 37 странах. Летальность от этой инфекции зафиксирована на уровне 10 % [2]. Начиная с февраля 2004 года новых данных о случаях ТОРС нет, а причины внезапного появления, стремительного распространения и быстрого прекращения эпидемии не определены. Для ТОРС были характерны продолжительный инкубационный период, быстрое прогрессирование болезни и развитие острого респираторного дистресс-синдрома в тяжелых случаях, отсутствие катаральных явлений и высокий процент диареи на ранних этапах болезни [3]. В целом для ТОРС свойственно следующее: двусторонняя (или мультилобулярная) пневмония у большинства пациентов, выявляемое при рентгенологическом исследовании прогрессирующее разрушение легочной ткани, отсутствие связи с респираторной симптоматикой и нередкое обнаружение фиброзов в стадии выздоровления. Коронавирус MERS-CoV проявился в Саудовской Аравии в 2012 году с аналогичными SARS клиническими симптомами, но с гораздо более высокой смертностью — около 35 % зарегистрированных больных MERS скончались [4, 5, 6]. В конце 2019 года появился новый коронавирус SARS-CoV-2, который способен инфицировать не только животных (домашний скот, животных-компаньонов, птиц), но и людей, вызывая у них болезнь (названную COVID-19) с развитием различных клинических вариантов течения — от поражения только верхних отделов дыхательных путей до сепсиса и тромбоэмболии. SARS-CoV, МERS-CoV, SARS-CoV-2 редко приводят к летальным исходам у детей по сравнению со взрослыми: случаев смерти от SARS-CoV на сегодняшний день у детского населения нет. Описаны случаи гибели младенцев от матерей, которые были инфицированы МЕRS-CoV во время беременности. Для SARS-CoV-2 зафиксированы немногочисленные случаи смерти детей [7, 8, 9].

Отличительной особенностью патогенных для человека коронавирусов является их способность подавлять выработку интерферона I типа (ИФН-I), влияя на рецепторы распознавания образов и/или сигнальные пути рецепторов ИФН-I. В экспериментах на мышах было показано, что SARS-CoV и MERS-CoV замедляют выработку ИФН-I, что обуславливает более тяжелое течение болезни с нарушенным подавлением вируса и парадоксальной реакцией, индуцированной самим ИФН-I [10]. Это приводит к притоку в легочную ткань нейтрофилов и моноцитов-макрофагов (основных источников провоспалительных цитокинов) и дальнейшему апоптозу эпителиальных, эндотелиальных и Т-клеток [11, 12, 13]. Механизмы острого воспаления вызывают повреждение легочного микрососудистого и альвеолярного барьера. Кроме того, они приводят к альвеолярному отеку, клинически напоминающему острое респираторное заболевание [14]. Учитывая практически полную идентичность (до 90 %) SARS-CoV и SARS-CoV-2, вероятно, что SARS-CoV-2 использует аналогичные механизмы для подавления врожденного иммунного ответа.

Согласно данным литературы, у детей COVID-19 протекает в целом благоприятно. Бессимптомное течение выявляют примерно у 1/3 пациентов [15]. Приблизительно у половины присутствуют легкие симптомы, такие как лихорадка, усталость, миалгия, кашель, или умеренные (включая пневмонию с аномальными изображениями грудной клетки). Лишь у 5 % пациентов развиваются более серьезные легочные симптомы: одышка, центральный цианоз, гипоксия. Менее чем у 1 % отмечено прогрессирование тяжести состояния до критического уровня, которое проявляется как мультисистемный воспалительный синдром (МВС) с острой дыхательной недостаточностью, шоком и/или полиорганной дисфункцией. Течение МВС у детей может быть различным: от среднетяжелого с лихорадкой, болью в горле, в животе, головной болью, инъекцией конъюнктивы, рвотой, сыпью до тяжелых форм — с некротической пневмонией, дисфункцией миокарда, шоком, повреждением почек, аневризмами коронарных артерий и смертью [16]. В исследовании L. R. Feldstein и других авторов показано, что при МВС, ассоциированном с SARS-CoV2, наиболее часто поражаются органы желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, система кроветворения, кожа, слизистые и респираторные органы [17, 18]. Аневризмы коронарных артерий могут выявляться на эхокардиограммах у меньшего количества детей, чем при болезни Кавасаки.

Существуют особенности течения COVID-19 в зависимости от региона. Так, в Китае в начале пандемии у детей с COVID-19 регистрировали более частые поражения ВДП по типу риносинусита, чем у взрослых. В США у маленьких пациентов с COVID-19 чаще отмечали поражение ЖКТ, чем у больных более старшего возраста [19]. На основании анализа данных по течению COVID-19 у детей в Российской Федерации наиболее частыми симптомами являлись кашель (51 %), ринофарингит (25 %), реже — лихорадка (18 %) [14]. Однако эти данные касались всех случаев COVID-19 у таких пациентов, зарегистрированных при первичном обращении в медицинское учреждение, включая легкие формы и бессимптомное течение. И не во всех случаях возможным патогеном является SARS-CoV-2. Вместе с тем дифференциальный диагноз между COVID-19 и сезонными ОРИ у пациентов, поступающих в стационар, считается важной частью лечебного процесса, так как раннее проведение диагностического поиска и назначение терапии имеют не только важное клиническое, но эпидемиологическое значение. По­этому цель исследования — выявление основных клинических признаков COVID-19, позволяющих дифференцировать COVID-19 и сезонные ОРИ у детей в начальном периоде болезни при госпитализации.

Пациенты и методы

Ретроспективно проанализированы истории болезни 44 госпитализированных пациентов (24 мальчиков, 20 девочек) в возрасте от одного года до 17 лет, получавших лечение в профильном отделении Детской городской клинической больницы № 9 имени Сперанского г. Москвы. Отбор производился методом сплошного скрининга с 1 марта по 30 июня 2020 года. При поступлении в отделение у всех детей были клинические проявления ОРИ. Для верификации возбудителя проводилось определение маркеров инфекций (микоплазма, хламидия, герпес-вирусные инфекции, вирусы респираторной группы), а также РНК вируса SARS-CoV-2 в назофарингеальных мазках (ПЦР), антител IgM, IgG к SARS-CoV-2 (ИФА). Анализировались основные клинические проявления болезни и жалобы пациентов, лабораторные показатели (клинический и биохимический анализы крови) и результаты инструментальных исследований. Диагноз «COVID-19» ставился на основании действующих на момент госпитализации детей методических рекомендаций.

Статистический анализ проведен с использованием программы IBM SPSS Statistics 26. В случае описания количественных показателей, имеющих нормальное распределение, полученные сведения объединялись в вариационные ряды, в которых проводился расчет средних арифметических величин (M) и стандартных отклонений (SD), границ 95%-ного доверительного интервала (95 % ДИ). При сравнении средних величин в нормально распределенных совокупностях количественных данных рассчитывался t-критерий Стьюдента. Совокупности количественных показателей, распределение которых отличалось от нормального, описывались при помощи значений медианы (Me) и нижнего и верхнего квартилей (Q1-Q3). Для сравнения независимых совокупностей в случаях отсутствия признаков нормального распределения данных использовался U-критерий Манна — Уитни. Номинальные данные описывались с указанием абсолютных значений и процентных долей. Сравнение показателей, измеренных в номинальной шкале, проводилось с помощью критерия χ2 Пирсона, точного критерия Фишера. Различия показателей считались статистически значимыми при уровне значимости p < 0,05.

Результаты и их обсуждение

У 17 детей (39 %) выявили РНК вируса SARS-CoV-2 (эти пациенты вошли в первую группу — основную) (табл. 1). У 12 % (двух человек) первой группы были обнаружены специфические IgG (при наличии РНК вируса SARS-CoV-2 в мазках из носоглотки), а у 6 % (один ребенок) — РНК вируса и специфические IgM, IgG. Длительность выделения вируса SARS-CoV-2 методом ПЦР в мазках из носоглотки у детей еще только предстоит оценить, однако в настоящее время известно, что продолжительность выделения SARS-CoV-2 может достигать 26 дней [3, 4] и даже 60 дней от начала болезни [5]. Это является достаточным сроком для выработки специфических IgG. У 27 детей РНК SARS-CoV-2 и IgM выявлены не были. Эти пациенты вошли во вторую группу (группу сравнения). Изолированное обнаружение специфических IgG при отсутствии выделения РНК вируса SARS-CoV-2 методом ПЦР из носоглотки у одного ребенка (7 %) связано, по-видимому, с перенесенной в бессимптомной форме коронавирусной инфекцией COVID-19, что не было диагностировано ранее (табл. 1).

Возрастной состав включенных в исследование пациентов был следующим: дети от одного года до семи лет — 41 % (18), старше семи лет — 59 % (26). Сравниваемые группы сопоставлялись по полу и возрасту. Среди госпитализированных детей были в основном школьники — 71 % (различия статистически достоверны, р = 0,02) (табл. 2), что согласуется с результатами других исследований [1520].

В гендерной структуре госпитализированных детей незначительно преобладали мальчики — 55 %. В первой группе мальчиков было 59 % (10/17), девочек — 41 % (7/17). В группе сравнения — 52 и 48 % соответственно.

Наиболее частыми симптомами у детей при поступлении в стационар были повышение температуры (84 %) и кашель (66 %). Лихорадка наблюдалась у 82 % пациентов с COVID-19 и 85 % без COVID-19. При этом у большинства детей отмечали фебрильную температуру. Кашель чаще наблюдался у пациентов с ОРИ (р = 0,04). Между сопоставляемыми признаками отмечалась средняя связь (V = 0,353) (рис. 1). На боли в горле чаще жаловались дети с COVID-19 (р = 0,01). Между сопоставляемыми признаками отмечалась относительно сильная связь (V = 0,421). Другие симптомы, такие как интоксикация (проявляющаяся в слабости), ринит, боли в животе, нарушения стула, встречались у пациентов из обеих групп (статистических различий не получено).

р˂0,04

По результатам физикального исследования детей при поступлении в инфекционное отделение достоверных различий в группах не получено. Однако аускультативные изменения в легких (ослабленное дыхание, хрипы) несколько чаще наблюдались у больных ОРИ, зернистость задней стенки глотки — напротив, у пациентов с COVID-19.

Не выявлено статистически значимых изменений лабораторных показателей у детей с COVID-19. Те или иные сдвиги в клиническом и биохимическом анализах крови, обнаруженные у большинства госпитализированных пациентов, были несущественными и быстро обратимыми (табл. 3).

Поражение верхних дыхательных путей (ВДП) фиксировалось у 55 % детей, нижних дыхательных путей (НДП) с развитием пневмонии или бронхита — у 45 % (рис. 2). При этом патология НДП чаще наблюдалась у пациентов с ОРИ (р = 0,005), между сопоставляемыми признаками отмечалась относительно сильная связь (V = 0,443).

Из 44 детей у 68 % выявлялась моноинфекция. Сочетанное инфицирование зафиксировали в 27 % случаев. Было установлено, что в первой группе сочетанное инфицирование вирусом SARS-CoV-2 и другого респираторного патогена регистрировали в 29 %. Среди микст-форм отмечено сочетание SARS-CoV-2 и М. pneumoniae (18 %), SARS-CoV-2 и герпес-вирусных инфекций (ГВИ) (18 %), SARS-CoV-2 и Chlamydia pneumoniae (6 %). У пациентов с ОРИ чаще выявляли М. pneumoniae (различия статистически незначимые), что, по-видимому, и способствовало более частому поражению нижних отделов респираторного тракта с соответствующими аускультативными изменениями в легких (ослабленное дыхание, хрипы) у госпитализированных больных в этой группе.

Таким образом, выявленные клинические особенности течения ОРИ у детей (более выраженный кашлевой синдром, менее выраженное поражение ротоглотки и частые аускультативные изменения в легких) по сравнению с пациентами, переносящими COVID-19, можно объяснить особенностями этиологии респираторных инфекций, характерных для настоящего периода, в котором преобладающими патогенами были SARS-CoV-2 и M. Pneumoniae, а также их сочетания. Показано, что у взрослых сочетанные бактериально-коронавирусные респираторные инфекции способствуют более тяжелому течению болезни и более частой госпитализации больных в отделение интенсивной терапии [20]. У детей значение сочетанных инфекций (ОРИ + COVID-19) еще только предстоит оценить.

Выводы

Среди пациентов с COVID-19 преобладали дети школьного возраста, у которых отмечалось поражение ВДП. В дебюте болезни характерными клиническими симптомами у таких пациентов являлись боли в горле, кашель был не характерен. У детей, госпитализированных с ОРИ, наблюдались развитие кашля, аускультативных изменений в легких и поражение НДП. Отмечено, что выявление во время пандемии COVID-19 в мазках из носоглотки вируса SARS-CoV-2 не исключает заражения другими респираторными патогенами.

Несмотря на то что COVID-19 у детей имеет преимущественно легкое течение, у 1 % переболевших отсроченно развивается мультисистемный воспалительный синдром, сопровождающийся сочетанным тяжелым поражением сразу нескольких органов и систем, связанный с повреждающим действием аутоантител к SARSCoV-2. Раннее назначение противовирусной терапии, согласно рекомендациям Минздрава России по лечению новой коронавирусной инфекции у детей, препаратом прямого противовирусного действия «Умифеновир» («Арбидол»®) помогает уменьшить вирусную нагрузку в начале заболевания и сократить сроки вирусовыделения.

Таким образом, наличие неспецифических клинических и лабораторных характеристик при ОРИ и COVID-19 и высокая частота обнаружения респираторного микоплазмоза в текущий эпидемический сезон делают затруднительной дифференциальную диагностику этих инфекций, что не может не влиять на тактику терапии таких детей. Поскольку в осенне-зимний сезон регистрируются пиковые подъемы гриппа и сезонных респираторных инфекций, важно учитывать необходимость скрининга на основные респираторные патогены, принимая во внимание возможность инфицирования не только COVID-19. При выборе стартовой противовирусной терапии в первые 48 часов от начала заболевания необходимо отдавать предпочтение препаратам, имеющим доказанную эффективность как в отношении SARSCoV-2, так и сезонных респираторных вирусов, таких как рекомбинантный интерферон α2-b и умифеновир.

Литература/References

  1. Davis B.M., Foxman B., Monto A.S. et al. Human coronaviruses and other respiratory infections in young adults on a university campus: prevalence, symptoms, and shedding. Influenza Other Respir. Viruses 2018; 12 (5): 582–590.
  2. Drosten C., Günther S., Preiser W. et al. Identification of a novel coronavirus in patients with severe acute respiratory syndrome. N. Engl. J. Med. 2003; 348: 1967–1976.
  3. Peiris J.S.M., Chu C.M., Cheng V.C. et al. Clinical progression and viral load in a community outbreak of coronavirus-associated SARS pneumonia: a prospective study. Lancet 2003; 361: 1767–72.
  4. Kim Y., Cheon S., Min C.K. et al. Spread of Mutant Middle East respiratory syndrome coronavirus with reduced affinity to human CD26 during the South Korean outbreak. MBio 2016; 7 (2): e00019.
  5. Mohd H.A., Al-Tawfiq J.A., Memish Z.A. Virol J. Middle East respiratory syndrome coronavirus (MERS-CoV) origin and animal reservoir. Virol. J. 2016; 3; 13: 87.
  6. Vergara-Alert J., Vidal E., Bensaid A., Segalés J. Searching for animal models and potential target species for emerging pathogens: Experience gained from Middle East respiratory syndrome (MERS) coronavirus. One Health 2017; 3: 34–40.
  7. Assiri A., Abedi G.R., Al Masri M. et al. Middle East respiratory syndrome coronavirus infection during pregnancy: a report of 5 cases from Saudi Arabia. Clin. Infect. Dis. 2016; 63 (7): 951–3.
  8. Усков А.Н., Лобзин Ю.В., Рычкова С.В. и др. Течение новой коронавирусной инфекции у детей: некоторые аспекты мониторинга заболеваемости и анализа летальности. Журнал инфектологии 2020; 3 (12): 12–20. [Uskov A.N., Lobzin Yu.V., Rychkova S.V. et al. The course of new coronavirus infection in children: some aspects of morbidity monitoring and mortality analysis. Journal of Infectology 2020; 3 (12): 12–20. (In Russ.)].
  9. Zimmermann P., Curtis N. Coronavirus infections in children including COVID-19. Pediatr. Infect. Dis. J. 2020; 1.
  10. Channappanavar R., Fehr A.R., Vijay R. et al. Dysregulated type I interferon and inflammatory monocyte-macrophage responses cause lethal pneumonia in SARS-CoV-infected mice. Cell Host Microbe 2016; 19: 181–193.
  11. Lau S.K.P., Lau C.C.Y., Chan K.-H. et al. Delayed induction of proinflammatory cytokines and suppression of innate antiviral response by the novel Middle East respiratory syndrome coronavirus: implications for pathogenesis and treatment. J. Gen. Virol. 2013; 94: 2679–2690.
  12. Högner K., Wolff T., Pleschka S. et al. Macrophage-expressed IFN-β contributes to apoptotic alveolar epithelial cell injury in severe influenza virus pneumonia. PLoS Pathog. 2013; 9: e1003188.
  13. Law H.K.W., Cheung C.Y., Ng H.Y. et al. Chemokine up-regulation in SARS-coronavirus-infected, monocyte-derived human dendritic cells. Blood 2005; 106: 2366–2374.
  14. Руженцова Т.А., Чухляев П.В., Хавкина Д.А. и др. Возможности этиотропной терапии коронавирусной инфекции, вызванной SARS-CoV-2, у амбулаторных пациентов. Медицинский оппонент 2020; 1 (9): 48–58. [Ruzhentsova T.A., Chukhliaev P.V., Khavkina D.A. et al. Potential for etiotropic therapy of SARS-CoV-2-induced coronavirus disease in outpatients. Medical opponent = Meditsinskii opponent 2020; 1 (9): 48–58. (In Russ.)].
  15. Горелов А.В., Николаева С.В., Акимкин В.Г. Коронавирусная инфекция COVID-19 у детей в Российской Федерации. Инфекционные болезни 2020; 3 (18): 15–20. [Gorelov A.V., Nikolaeva S.V., Akimkin V.G. Coronavirus infection COVID-19 in children in the Russian Federation. Infectious Diseases 2020; 3 (18): 15–20. (In Russ.)].
  16. Nakra N.A., Blumberg D.A., Herrera-Guerra A., Lakshminrusimha S. Multi-system inflammatory syndrome in children (MIS-C) following SARS-CoV-2 Infection: review of clinical presentation, hypothetical pathogenesis, and proposed management. Children (Basel) 2020; 7 (7): 69.
  17. Whittaker E., Bamford A., Kenny J. et al. Clinical characteristics of 58 children with a pediatric inflammatory multisystem syndrome temporally associated with SARS-CoV-2. JAMA 2020; 324: 259–269.
  18. Feldstein L.R., Rose E.B., Horwitz S.M. et al. Multisystem inflammatory syndrome in U.S. children and adolescents. N. Engl. J. Med. 2020; 383: 334–346.
  19. Dhochak N., Singhal T., Kabra S.K. et al. Pathophysiology of COVID-19: why children fare better than adults? Indian J. Pediatr. 2020; 87: 537–546.
  20. Дондурей Е.А., Исанкина Л.Н., Афанасьева О.И. и др. Характеристика COVID-19 у детей: первый опыт работы в стационаре Санкт-Петербурга. Журнал инфектологии 2020; 3 (12): 56–63. [Dondurei E.A., Isankina L.N., Afanasyeva O.Iet alCharacteristics of COVID-19 in children: the first experience of work in a hospital in St. Petersburg. Journal of Infectology 2020; 3 (12): 56–63. (In Russ.)].
  21. Lansbury L., Lim B., Baskaran V., Limc W.S. Co-infections in people with COVID-19: a systematic review and meta-analysis. J. Infect. 2020; 81 (2): 266–275.

Вклад авторов. Е.В. Мелехина, С.В. Николаева, А.Д. Музыка, Ж.Б. Понежева, А.С. Ильинская, А.С. Акопян, А.И. Крапивкин, А.А. Корсунский, А.В. Горелов: концепция и дизайн исследования, обзор публикаций по теме статьи, сбор и обработка материала, статистическая обработка данных, написание текста рукописи.

Authors contributions. E.V. Melekhina, S.V. Nikolaeva, A.D. Muzyka, J.B. Ponezheva, A.S. Ilyinskaya, A.S. Akopyan, A.I. Krapivkin, A.A. Korsunsky, A.V. Gorelov: concept and design of the study, review of publications on the topic of the article, collection and processing of material, statistical data analysis, paper writing.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interest. The authors declare no conflict of interest.

Финансирование. Исследование проведено без спонсорской поддержки.

Financing. The study was performed without external funding.

Статья поступила: 03.12.2020.

Принята к публикации: 09.12.2020.

Article received: 03.12.2020.

Accepted for publication: 09.12.2020.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Мелехина Елена Валериевна, д.м.н., доцент, ведущий научный сотрудник клинического отдела инфекционной патологии ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора. Адрес: 111123, г. Москва, ул. Новогиреевская д. 3а. Телефон: +7 (495) 672-11-58. 
E-mail: crue@
pcr.ru. ORSID: 0000-0002-9238-9302.

Николаева Светлана Викторовна, к.м.н, старший научный сотрудник клинического отдела инфекционной патологии ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора. Адрес: 111123, г. Москва, ул. Новогиреевская д. 3а. Телефон: +7 (495) 672-11-58.
E-mail: 
crue@pcr.ru. ORSID: 0000-003-3880-8112.

Музыка Анна Драгиевна, к.м.н, старший научный сотрудник клинического отдела инфекционной патологии ФБ ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора. Адрес: 111123, г. Москва, ул. Новогиреевская д. 3а. Телефон: +7 (495) 672-11-58.
E-mail: 
crue@pcr.ru. ORSID: 0000-0002-2260-2533.

Понежева Жанна Бетовна, д.м.н., руководитель клинического отдела инфекционной патологии ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора. Адрес: 111123, г. Москва, ул. Новогиреевская д. 3а. Телефон: +7 (495) 672-11-58.
E-mail: 
crue@pcr.ru.

Ильинская Анастасия Станиславовна, врач 10-го инфекционного отделения ГБУЗ «Детская городская клиническая больница № 9 имени Г.Н. Сперанского Департамента здравоохранения города Москвы».
Адрес: 123317, г. Москва, Шмитовский проезд, 29.
Телефон: +7 (499) 259-46-06. E-mail: 
dgkb9@zdrav.mos.ru.

Акопян Александр Степанович, заведующий 10-м инфекционным отделением ГБУЗ «Детская городская клиническая больница № 9 имени Г.Н. Сперанского Департамента здравоохранения города Москвы».
Адрес: 123317, г. Москва, Шмитовский проезд, 29.
Телефон: +7 (499) 259-46-06. E-mail: 
dgkb9@zdrav.mos.ru.

Крапивкин Алексей Игоревич, д.м.н., заместитель главного врача ГБУЗ «Детская городская клиническая больница № 9 имени Г.Н. Сперанского Департамента здравоохранения города Москвы». Адрес: 123317, г. Москва, Шмитовский проезд, 29. Телефон: +7 (499) 256-21-62. E-mail: dgkb9@zdrav.mos.ru.

Корсунский Анатолий Александрович, д.м.н. профессор, главный врач ГБУЗ «Детская городская клиническая больница № 9 имени Г.Н. Сперанского Департамента здравоохранения города Москвы». Адрес: 123317, г. Москва, Шмитовский проезд, 29. Телефон: +7 (499) 256-21-62. E-mail: dgkb9@zdrav.mos.ru.

Горелов Александр Васильевич, член-корреспондент РАН, д.м.н., профессор, заместитель директора по научной работе ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора; профессор кафедры детских болезней ФГАОУ ВО «Первый московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения РФ. Адрес: 111123, г. Москва,
ул. Новогиреевская
, 3а. Телефон: +7 (495) 672-11-58.
E-mail: 
crue@pcr.ru. ORSID: 0000-0001-9257-0171.

AUTHORS INFORMATION

Melekhina Elena Valerievna, PhD, Associate Professor, Leading Researcher of the Clinical Department of Infectious Pathology, Central Research Institute of Epidemiology of Rospotrebnadzor. Address: 111123, Moscow, 3a, Novogireevskaya St., Phone: +7 (495) 672-11-58. E-mail: crue@pcr.ru. ORSID: 0000-0002-9238-9302.

Nikolaeva Svetlana Viktorovna, PhD, Senior Researcher, Clinical Department of Infectious Pathology, Central Research Institute of Epidemiology of Rospotrebnadzor. Address: 111123, Moscow, 3a, Novogireevskaya St. Phone: +7 (495) 672-11-58.
E-mail: crue@pcr.ru. ORSID: 0000-003-3880-8112.

Muzyka Anna Dragievna, PhD, Senior Researcher of the Clinical Department of Infectious Pathology, Central Research Institute of Epidemiology of Rospotrebnadzor. Address: 111123, Moscow, 3a, Novogireevskaya St. Phone: +7 (495) 672-11-58.
E-mail: crue@pcr.ru. ORSID: 0000-0002-2260-2533.

Ponezheva Zhanna Betovna, PhD, Head of the Clinical Department of Infectious Pathology, Central Research Institute of Epidemiology of Rospotrebnadzor. Address: 111123, Moscow, 3a, Novogireevskaya St. Phone: +7 (495) 672-11-58.
E-mail: 
crue@pcr.ru.

Ilyinskaya Anastasia Stanislavovna, doctor of the 10th Infectious Diseases Department, GBUZ Children’s City Clinical Hospital No. 9 named after G.N. Speransky, Moscow City Health Department. Address: 123317, Moscow, 29, Shmitovsky passage. Phone: +7 (499) 259-46-06. E-mail: dgkb9@zdrav.mos.ru.

Akopyan Alexander Stepanovich, Head of the 10th Infectious Diseases Department, GBUZ Children’s City Clinical Hospital No. 9 named after G.N. Speransky, Moscow City Health Department. Address: 123317, Moscow, 29, Shmitovsky passage.
Phone: +7 (499) 259-46-06. E-mail: dgkb9@zdrav.mos.ru.

Krapivkin Alexey Igorevich, PhD, Deputy Chief Physician, GBUZ Children’s City Clinical Hospital No. 9 named after G.N. Speransky, Moscow City Health Department. Address: 123317, Moscow, 29, Shmitovsky passage. Phone: +7 (499) 256-21-62. E-mail: dgkb9@zdrav.mos.ru.

Korsunsky Anatoly Alexandrovich, PhD, Professor, Chief Physician, GBUZ Children’s City Clinical Hospital No. 9 named after G.N. Speransky, Moscow City Health Department. Address: 123317, Moscow, 29, Shmitovsky passage.
Phone: +7 (499) 256-21-62. E-mail: dgkb9@zdrav.mos.ru.

Gorelov Aleksandr Vasilievich, Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences, PhD, Professor, Deputy Director for Research, Central Research Institute of Epidemiology of Rospotrebnadzor; Professor of the Department of Pediatric Diseases of First Moscow State Medical University named after I.M. Sechenov, Ministry of Health of the Russian Federation, Address: 111123, Moscow, 3a, Novogireevskaya, St.
Phone: +7 (495) 672-11-58. E-mail: crue@pcr.ru.
ORSID: 0000-0001-9257-0171.