• Home
  • Интервью
  • В.Г. Акимкин “Эпидемиология — наука против эпидемий”

В.Г. Акимкин “Эпидемиология — наука против эпидемий”

By opponentadmin on 27.02.2021
0 3328 Views

Интервью с Василием Геннадьевичем Акимкиным, доктором медицинских наук, профессором, академиком РАН, директором ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, заслуженным врачом РФ.

Академик В. Г. Акимкин — известный российский эпидемиолог, создатель современного научного направления комплексного использования бактериофагов для лечения и профилактики инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи. Профессор модифицировал схемы введения отечественной вакцины против гепатита В, разработал и внедрил в практику научные принципы защиты войск и населения от современных эпидемиологических угроз, систему обращения с медицинскими отходами, очистки и дезинфекции воздуха в медицинских организациях.

В. Г. Акимкин — председатель президиума Всероссийского научно-практического общества микробиологов, эпидемиологов и паразитологов, член бюро Комиссии по государственному санитарно-эпидемиологическому нормированию Роспотребнадзора, диссертационных советов по специальности «эпидемиология», редакционных коллегий и советов ведущих научных журналов, в том числе издания «Медицинский оппонент», организатор крупных научных международных форумов, главный государственный санитарный врач Министерства обороны РФ (2007–2010).

Автор более 680 опубликованных научных работ, в частности шести монографий, 13 руководств, справочников и практических пособий. В.Г. Акимкин подготовил более 30 кандидатов и докторов наук. Лауреат национальной премии «Призвание» (2011) и премии Правительства РФ в области науки и техники (2017). Награжден орденом Почета, многими медалями и грамотами.

Беседовала главный редактор журнала «Медицинский оппонент» д.м.н. С. В. Камзолова

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ: Акимкин В. Г., Камзолова С. В. Эпидемиология — наука против эпидемий. Медицинский оппонент 2020; 4 (12): 6–11.

Epidemiology.
Science Against Epidemics

Interview with Vasily Gennadievich Akimkin, Doctor of Medical Sciences, Professor, Academician of the Russian Academy of Sciences, Director of the Central Research Institute of Epidemiology of Rospotrebnadzor, Honored Doctor of the Russian Federation.

Academician V. G. Akimkin is a well-known Russian epidemiologist, the creator of the modern scientific direction of the complex use of bacteriophages for treatment and prevention of infections associated with the provision of medical care. Professor modified the Injection schemes for the domestic vaccine against hepatitis B, developed and introduced into practice the scientific principles of protecting troops and population from modern epidemiological threats, a system for handling medical waste, cleaning and disinfecting air in medical organizations.

V. G. Akimkin is the Chairman of the Presidium of the All-Russian Scientific and Practical Society of Microbiologists, Epidemiologists, and Parasitologists, member of the Bureau of the Commission for federal State sanitary and epidemiological surveillance standards of Rospotrebnadzor, member of dissertation councils in epidemiology, member of editorial boards and councils of leading scientific journals, including the journal «Medical Opponent», organizer of major international scientific forums, chief state sanitary doctor of the Ministry of Defense of the Russian Federation (2007–2010).

Author of over 680 published scientific works, including six monographs, 13 manuals, reference books and practical manuals, prepared more than 30 Candidates and Doctors of Sciences. Laureate of the national prize «Vocation» (2011) and the prize of the Government of the Russian Federation in the field of science and technology (2017). He was awarded the Order of Honor, and many medals and certificates.

Interviewed by the editor-in-chief of the journal «Medical Opponent», MD, PhD S. V. Kamzolova

FOR CITATION: Akimkin V. G., Kamzolova S. V. Epidemiology. Science against epidemics. Medical оpponent = Meditsinskii оpponent 2020; 4 (12): 6–11.

— Василий Геннадьевич, каким должен быть в современном мире руководитель научно-исследовательского учреждения?

— Развитие любого медицинского учреждения зависит от общей ситуации в стране, отношения государства к его научному и практическому направлению. Человек должен работать в комфортной атмосфере, здесь играют большую роль личные качества самого директора, насколько он подготовлен к данной деятельности. Возглавляя научное учреждение, мало быть просто ученым. Нужно иметь навыки и опыт организационной работы. Когда известный ученый становится руководителем крупного института, то сталкивается с огромным количеством не связанных с наукой проблем. И если он будет медленно и несвоевременно решать организационные, финансовые, кадровые и другие вопросы, то это начнет тормозить деятельность учреждения. Важно стремление к пониманию и внедрению новых тенденций, технологий, которые необходимы для любого современного процесса. Руководитель должен быть внешне спокойным, максимально корректным и уважительным по отношению к подчиненным. Он обязан уметь очень быстро и оперативно принимать решения и быть уверенным в их правильности. Такой настрой передается и сотрудникам. Спокойствие, уверенность, надежность и другие перечисленные качества позволяют стабильно работать с коллективом и возглавлять его. Недопустимы со стороны руководителя закрытость, диалог с отдельной группой сотрудников, игнорирование решения задач части подчиненных. Это не способствует достижению целей учреждения и принципа коллективного построения работы. Начальнику необходимо уметь решать любые конфликтные ситуации мирным путем.

В советское время руководитель в любой сфере назначался на основе очень важного принципа: он должен был пройти все этапы становления специалиста — от низшего звена до высшего. И это правильно. Такие руководители — профессионалы своего дела, они принимают решения с точки зрения жизненного опыта, логики и здравого смысла.

Мои главные принципы — трудолюбие и доброжелательность, благодаря которым можно многого добиться. Человек, в том числе руководитель, ничего не достигнет, имея злые намерения. А еще очень важно не унывать, мыслить позитивно в любых сложных жизненных ситуациях!

— Расскажите, пожалуйста, о Вашей семье.

— Я родился в Новосибирской области. Прадед и прабабушка в 1930-х годах, в эпоху великих переселений приехали, в Сибирь. Жили рядом с железной дорогой. Мой дед был машинистом, а отец — инженером. Мама работала учителем начальных классов. Я видел, как она готовилась к урокам, вела воспитательную работу с детьми, была мудрой и начитанной. Отец и мать всю жизнь трудились, часто повторяя мне одну и ту же фразу: «Работать нужно!» Мы переехали в город, но часто были в области, много занимались разнообразным деревенским трудом, помогали дедушке и бабушке. Семья воспитала двух врачей — меня и мою сестру.

— Почему Вы решили стать врачом-эпидемиологом?

— На своем пути я встречал много прекрасных людей уникального советского поколения, которые поддерживали и помогли определиться в жизни. Естественные науки, в том числе биология и химия, мне всегда были интересны и давались легко. В школьные годы учитель химии Анна Павловна Глотова предопределила мой жизненный путь, настоятельно рекомендовав поступать в медицинский институт. В то время было крайне сложно это сделать. В медвузы традиционно существует огромный конкурс, тем более для выпускников обычных школ. Я поступил на лечебный факультет Новосибирского государственного медицинского института. Со специальностью определился на четвертом курсе, когда начал изучать литературу по эпидемиологии. Меня заворожила эта загадочная наука, в которой много тайн, непознанного, интересного, уникального. С точки зрения осознания себя как врача, специалиста, гражданина для меня было важно оказывать помощь, спасать жизни сотням тысяч людей и видеть результат работы в короткий период.

— Позже Вы решили связать себя с военной службой?

— После четырех лет обучения в Новосибирске я перевелся на военно-медицинский факультет Томского медицинского института, который окончил через два года, в 1988-м и в звании лейтенанта попал по распределению в крупный учебный центр Киевского военного округа. Участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Был главным гигиенистом дивизии, руководил прививочной бригадой при ежегодном приеме несколько десятков тысяч новобранцев. Армия дала мне не только стремление добиваться поставленных целей в жизни, в научной и практической деятельности, но и комплекс организационных навыков. Без самоорганизации и умения решать возникающие вопросы, способности мобилизовать людей для выполнения определенных функций было бы невозможно руководить санитарно-эпидемиологической службой. Вооруженные силы дают понимание гражданского долга, прививают чувство любви к Родине.

— Что привело Вас в науку?

 Я всегда стремился к большему. Тяга к науке и образовательной деятельности у меня была всегда. В 1991 году я поступил на факультет руководящего медицинского состава Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова в Санкт-Петербурге. Помог мне в этом Виктор Филиппович Корольков, руководивший в то время кафедрой военной эпидемиологии. Он всячески поддерживал мое стремление к профессиональной деятельности, относился ко мне по-отечески. В 1994 году я с отличием окончил факультет по специальности «эпидемиология». По распределению меня отправили в Москву, назначив старшим врачом-экспертомэпидемиологического отдела лаборатории Центра санитарно-эпидемиологического надзора Министерства обороны РФ. В 1995-м защитил кандидатскую диссертацию на тему «Совершенствование иммунопрофилактики дифтерии в войсках».

В один из дней меня направили в Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко для расследования случая заболевания дифтерией медицинского работника. Однако там оказалась более сложная эпидемиологическая ситуация — формировался очаг внутрибольничного сальмонеллеза. Благодаря колоссальным усилиям сотрудников госпиталя и использованию адаптированного сальмонеллезного бактериофага в течение нескольких месяцев удалось ликвидировать этот эпидемический очаг.

В госпитале Бурденко я прослужил 13 лет, пройдя путь от врача-эпидемиолога до заместителя начальника медучреждения по научно-методической работе, являясь в те годы ведущим научным сотрудником лаборатории госпитальных инфекций ЦНИИ эпидемиологии.

— У Вас большой педагогический стаж?

— Да, более 25 лет. Я был профессором кафедры эпидемиологии медико-профилактического факультета послевузовского профессионального образования Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова. С 2009 по 2017 год заведовал кафедрой дезинфектологии Института профессионального образования Сеченовского университета.

— Вы очень рано стали доктором медицинских наук и профессором.

— Я защитил докторскую диссертацию в 33 года, а профессором стал в 36 лет. Тема моей работы звучала так: «Эпидемиологические особенности сальмонеллеза, обусловленного Styphimurium, в крупных многопрофильных стационарах для взрослых». Когда я начинал ее писать, мне требовалась научная консультация, так как данная проблематика была недостаточно разработана в нашей стране. Считалось, что у нас нет внутрибольничных инфекций. Заведующий кафедрой эпидемиологии Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова академик Виталий Дмитриевич Беляков, выпускник Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, помог мне определиться с темой диссертации. К сожалению, я был его последним докторантом. Через полтора года Виталий Дмитриевич покинул этот мир. Свою работу я завершал с академиком Валентином Ивановичем Покровским. Именно он посоветовал использовать бактериофаг для лечения и профилактики сальмонеллезной инфекции. С Валентином Ивановичем мы были в очень теплых отношениях, я всегда равнялся на него как на ученого, общественного деятеля и уникального человека. Мне искренне жаль, что его не стало в этом году.

— Работа у Вас непростая, все время бросает вызовы. Что помогает держаться на плаву?

— Свободного времени практически нет. Мое хобби — это наука. Я отдыхаю, когда изучаю статьи, диссертации, научные труды. Люблю перечитывать философские тезисы мудрых людей. Мне импонируют философия Конфуция с его восточным подходом к жизни, мудрые высказывания царя Соломона, жизнелюбивые стихи Омара Хайяма. Люблю пересматривать старые советские фильмы, перечитывать классическую литературу. Раньше увлекался рыбалкой, но сейчас, к сожалению, не хватает времени.

— Нынешняя ситуация с COVID-19 показывает, что Вы занимаетесь самой нужной наукой.

— Эпидемиология — это системная наука, я бы сказал, философия медицины. Она объединяет все направления, связанные с организацией здравоохранения, с медицинскими дисциплинами, изучающими человека. Также эпидемиология включает глубокие знания в области гигиены, микробиологии, клиники инфекционных болезней, иммунологии. Таким образом, локализовать и ликвидировать эпидемию без комплексного понимания медицинских наук — невозможно.

— Пандемия коронавируса была ожидаемой?

— В моем понимании, она назревала. Если изу­чить историю, то практически каждое столетие в мире была эпидемия: оспы, чумы, «испанки»… Самые тяжелые в последние годы, безусловно, вирусные инфекции, которые на сегодняшний день недостаточно хорошо изучены. У вирусов, особенно природно-очагового происхождения, много особенностей, о которых мы поначалу можем и не догадываться.

— В чем специфика клинических особенностей коронавирусной инфекции?

— Специфика клинического течения этой инфекции во многом связана с индивидуальными особенностями иммунитета человека, формированием иммунного ответа на внедрение коронавируса. В клиническом отношении COVID-19 может протекать по типу серьезного осложнения — цитокинового шторма.

— Мир сегодня готов к таким серьезным пандемиям?

— На мой взгляд, нынешняя ситуация показала неготовность здравоохранения многих стран в полном объеме противодействовать подобным вызовам, инфекциям, новым возбудителям. Россия в целом справляется со сложной эпидемиологической ситуацией. Это происходит во многом благодаря оставшейся с советских времен в системе здравоохранения хорошей научной и практической школе специалистов: эпидемиологов и инфекционистов.

— Какие методы лечения коронавирусной инфекции доказали сегодня свою эффективность?

— В настоящее время методы терапии коронавирусной инфекции еще только отрабатываются. Следует отметить, что в процессе создания рекомендаций как российского, так и международного уровня принимали участие специалисты нашего Института. Главное, что надо подчеркнуть, — антибиотики не эффективны в отношении коронавируса. Их назначение оправдано только в случае развития бактериальной инфекции. Однако мы видим, что нередко антибактериальные препараты используются бесконтрольно, что может привести в дальнейшем к росту антибиотикорезистентности.

— Какие существуют сегодня диагностические системы для определения коронавируса? Какие самые точные?

 Для верификации диагноза определенным «золотым стандартом» является ПЦР-диагностика, позволяющая обнаружить РНК вируса в биологическом материале от пациента, например в мазке из носа или горла. Для оценки постинфекционного иммунитета имеются различные диагностические системы, позволяющие выявить антитела к коронавирусной инфекции в крови.

— Верите ли Вы в вакцинацию?

— Безусловно! Вакцинация — важнейшая профилактическая мера в борьбе с инфекцией. Она обязательна и необходима

Скачать (PDF, Неизвестный)